Словосочетание «судебная реформа» давно стало чем-то вроде ругательства