Чья бы «корова» мычала, а Гуцериева молчала